«Любовь и голуби». 1984 г. Фото: Legion-media

«Любовь к Ефремову была в сердце Нины Дорошиной всегда. Позже она была счастлива в браке. Но когда муж предложил убрать портретик Ефремова со стены, отчеканила: «Вот ты отсюда и уйдешь. А Ефремов — висел и будет висеть!» Этот портрет я видела рядом с кроватью Нины Михайловны, за стеклом книжного шкафа, он был с ней до последних дней…» — рассказывает главный редактор «7Д» Анжелика Пахомова.

Наша первая встреча с Ниной Дорошиной состоялась в середине нулевых годов, когда актриса еще выходила на сцену «Современника». В этом театре она работала практически со дня его основания. Мы разговорились во время случайного телефонного интервью, и так получилось, что стали созваниваться. Нина Михайловна поразила меня доверчивостью к совершенно, казалось бы, чужому человеку, которого она даже ни разу не видела. Она рассказала про свою старенькую больную маму, которой тогда было за 90 лет, про больного брата, которого тянула на себе, про помощь племянницам. Про свои недуги Нина Михайловна предпочитала молчать, хотя она была не слишком здоровым человеком. Но выносл­востью Дорошина обладала чудовищной! Когда она уже стала приглашать меня в «Современник», я сама не раз видела, в каком состоянии, чуть ли не на «скорой помощи», Дорошину привозили к театру. И какой молодой, озорной и веселой она выходила на сцену. Это советская закалка, старая ефремовская школа. Что бы ни случилось, ты обязан прийти в театр! В наших беседах Нина Михайловна вспоминала часто только Олега Ефремова и Олега Даля. Двух человек, которые оставили глубокий след в ее жизни.

С Олегом Николаевичем Дорошина познакомилась еще до основания «Сов­ременника», в 1955 году, на съемках фильма «Первый эшелон», и сразу же по уши в него влюбилась. У любвеобильного Ефремова тогда закрутился роман с актрисой Детского театра, где он работал, Тоней Елисеевой. Она была на десять лет его старше и замужем. Ефремов очень по ней скучал и каждый вечер приходил в почтовое отделение поселка, где проходили съемки, чтобы позвонить любимой. Разговаривал с Тоней по два часа, не подозревая, что доставляет ужасные страдания Нине, которая лежит на койке в соседней комнате и утирает слезы, невольно подслушивая разговор. (Жить артистам в поселке было особо негде, и Дорошину расквартировали на почту.) Это была безответная любовь…

Источник